?

Log in

No account? Create an account
НUSKER DU. SAVAGE YOUNG DU. Продолжение...
cycliste
novserale

БЕЗУДЕРЖНАЯ МОЛОДОСТЬ

Боб Моулд был высоким, замкнутым парнем, выросшим в 1200 милях от Сент Пола в Мэлоуне, штате Нью-Йорк. Как и Харт, Моулд рос самым младшим ребенком в прототипичной нуклеарной семье 60х, в довершение еще и со скандальным отцом. Его мама Шейла и папа Билл остались вместе, но ее роль в патриархальной семье была незначительной. Моулд описывал свое бедовое детство более откровенно, чем Харт. Это была среда, где его отец посеял паранойю и нигилизм  - мир всегда был против него и чтобы достать его – и он направил эти чувства на его мать и старших детей, Брайана и Сьюзан.
Еще будучи подростком, и случайным образом избежав гнева своего отца, Моулд осознал, что он единственный в доме, кто мог остановить насилие. «Даже когда мне было еще около 4х или пяти лет, мои брат и сестра умоляли меня выйти и попросить родителей перестать драться,» пояснял он. «Так что мне приходилось выходить и просить каждого из родителей успокоиться, на какое-то время все затихало.» Потому как он был еще маленьким, родители чересчур опекали и соперничали за его внимание, часто друг против друга, что и так увеличивало давление в их непростых отношениях.
Хоть отец частенько был для него источником напряжения, он привнес и положительный элемент в семейное развитие: музыку. Моулд вспомнил, что рос под сорокапятки уже с шести лет, когда отец принес домой старые пластинки из игрового автомата, любезно предоставленные местным продавцом, за гроши. ХУ, Битлз и Бич Бойз помогали заглушить какофонию между родителями, которая происходила каждые выходные. В школе, Моулд занял среднюю позицию в социальной иерархии – не ботан, и не крутой. Ему нравился хоккей, рестлинг, баскетбол; и вскоре он обнаружил, что смущается, находясь в компании других мальчишек.
Когда журнал Рок Сцена начал рассказывать о таких группах как Телевижн, Нью-Йорк Доллс, Патти Смит, и Суисайд, Моулд почувствовал сильное влечение к панк-року. Особенно его пленил дебют Рамонс. Ему было 16, и он еще не знал, что такое нюхать клей и устраивать слэм на концертах, но эту музыку он полюбил. Полюбил настолько, что быстро разучил все партии на поддельном ЭСДЖИ за 80 баксов, который купил ему отец несколькими годами раньше. Однажды отец осознав, насколько серьезно его сын увлекся гитарой, отвез Моулда в Броненс Мьюзик в Потсдаме, Нью-Йорк и позволил ему улучшить свой инструмент потратив 250 баксов.
Моулд очень хотел Лес Пол, который превышал имевшийся бюджет. Вместо него он выбрал Ибанес Рокет Ролл Флаин V, потому что такой же был у Сила Сильвейна из Нью Йорк Доллс. Он практиковался в игре на гитаре дома и посещал концерты неподалеку от Монреаля, стараясь не пропустить группы типа Чип Трик и Кисс. Во время поездок за границу, он заодно собирал малоизвестные канадские панк синглы, ориентируясь по обложкам, и добавлял их в свою коллекцию классического рока и американских панк синглов, которые приобрел, будучи в Платтсбурге, Нью-Йорке и Барлингтоне, Вермонте.
Когда пришло время заканчивать школу, Моулд знал про себя точно три вещи: он любил панк-рок, его не привлекали женщины, и он хотел поскорее свалить из Мэлоуна. Стипендия Макалистерского колледжа в Сейнт Поле предоставила ему отличную возможность слинять отсюда. Тем более там он услышал великую панк группу, Суисайд Коммандос. Хотя либеральная идеология школы Макалистера совпадала со взглядами Моулда, его выбор все же основывался на финансовых возможностях. Он пояснял, «Я пошел туда, потому что мог позволить себе только бюджетную стипендию». «Мои родители могли платить всего 300 баксов в год за школу, в отличие от хорошей школы, стоимостью в 5000 и выше». Когда пришло время отправляться, родители Моулда довезли его до самого Сейнт Пола из Мэлоуна, погрузив на свой универсал гитару, усилитель, стерео и остальные пожитки.
Как только Моулд перебрался в общежитие Сейнт Пола, он приобрел местный еженедельник и начал просматривать объявления панк концертов. Также на автобусе он посетил местные магазины звукозаписи. Чипо Рекордс находился неподалеку от его общежития, и как-то он обратил внимание на дикие звуки, ревущие из колонок перед магазином. Внутри его встретил продавец, Грент Харт, с энциклопедическими знаниями хорошей панк музыки. Так они и подружились, и 18 летний Моулд рассказал Харту о нескольких неизвестных именах, которые он услышал неподалеку от канадской границы. Теперь эти двое часто болтали в магазине. Моулд делился своими синглами, а Харт ставил ему новинки. Еще Харт подметил, что Моулд быстро схватывает гитарные партии, предложив ему как-то вместе поимпровизировать. К этому моменту сам Харт был мультиинструменталистом, предпочитая в основном ударные и клавишные.
Вскоре, они наткнулись на афишу, в которой Рамонс открывали выступление Форейнер 18 ноября 1978 года на Сейнт Пол Арена. Харт и Моулд решили пойти вместе, по дороге прихватив с собой Грега Нортона. После знакомства и обмена любезностями, мать Нортона спросила его о планах на День Благодарения. И сразу же пригласила его на обед, после того как он ответил, что ничем не занят в этот день.
После концерта, трое молодых панков неожиданно оказались на местном шоу в Чипо Рекордс. Тут Харту и Моулду открылось, что у них совпадают вкусы не только в музыке. Моулда привлекали исключительно мужчины, в то время как Харт был скорее БИ или типа того, как сказал однажды их друг. Хотя они и быстро осознали, что пересекаются в сексуальном спектре, Моулд считал это очевидным, хотя и не высказанным фактом, поэтому они оставались друзьями и не более. Секс никогда не был препятствием. Харта в Моулде по-настоящему пленила только его интуитивная игра на гитаре.
Все это Моулд внезапно осознал одной ночью, когда Харт был снаружи с друзьями у Рона Рэндолфа, подвального бара в Сейнт Поле. В конце января 1979 года, Харт и Нортон тусовались дома у тогдашней подруги Нортона. У нее был сосед, который ужасно не любил вечеринки, поэтому трио выходило из дому и направлялось вниз по улице к Рону. Там они встречали Билла Хааса, с которым оба работали в Мелоди Лейн, и Чарли Пайном, менеджером Чипо Рекордс.
Пайн, на пару лет старше Харта и Нортона, закончил Макалистерский колледж в то же самое время, что и девушка Нортона, Джери. «Однажды, внезапно, Чарли приходит из бара и говорит, ‘Грент, нам надо собрать группу, ’” вспоминал Нортон. Непонятно как, Пайн пообщался с менеджером бара, в котором выступала группа Бадди и Ритёрнблс, на самом деле не существовавшая, и договорился на два выступления 30 и 31 марта. Пайн, в тот момент, играл на клавишных, поэтому Харт садился за ударные. На место гитариста Харт, незамедлительно, предложил их друга из колледжа, Боба Моулда. Нортон, как басист сразу на ум не пришел, так как Харт на самом деле подумывал привлечь Трейна на эту позицию, игравшего в то время в группе, которая исполняла исключительно каверы Битлз.
Вскоре после той ночи у Рона, Харт забрал Моулда из общежития и привел его домой к матери Нортона в Мендота Хейтс, где была его ударная установка. Моулд заметил бас-гитару в углу и спросил могли бы они попрактиковаться с ней этой ночью, и мог бы Грег поиграть на басу, пока они не найдут басиста. Когда они закончили играть, Харт и Моулд решили, что Нортон больше самоучка, с естественной посадкой. Трио с легкостью поиграло еще немного, работая над частями побыстрее и получая удовольствие от происходящего. Они согласились, что ненавидят имя Бадди и Ретёрнблс отчасти благодаря лидеру Чарли Пейну и тому что они были «возвращенцами». Это надо было менять.

- Erin Osmon may 2017

 - перевод Сергея Новикова.


HUSKER DU. SAVAGE YOUNG DU
jake
novserale

ПЁМНИШЬ ЛИ ТЫ?

В конце 1970-х панк-рок в городах близнецах оказался в тупике. Трио из Миннеаполиса Суисайд Коммандос, пионеры местного подполья и первая группа на протяжении всего региона Больших Озер, появилась и исчезла к апрелю 1979 года. Пауэр-поп в узких галстуках и новая волна формировали моду. В январе 79-го, местный парень Принц Нельсон был первым королем музыкальной тусы Миннеаполиса, возглавив театр Капри. Для обеспечения его аншлага подключился ряд руководителей Уорнер Бразерс, которые после представления, были уверены, что все сделали правильно, подписав 18 летнего певца мультиинструменталиста.

Музыкальные магазины были завалены продукцией Донны Саммэр, группами Шик, Земля Ветер и Огонь, а также выходцами с Манхэттена: Блонди, Рамонс, Телевижн и Толкин Хэдс. Британию представляли группы Базкокс, Клэш, Дэмнед, Джой Дивижн и Сроубинг Гристл, непонятно как попавшая на прилавки, и встреченная с большим воодушевлением среди подпольных энтузиастов. До сих пор, в городах близнецах, пикапы, заполненные белой молодежью рабочего класса, словесно цеплялись к парням с короткой стрижкой и видом неудачника. Обычно выкрикивали оскорбление «Devo!», за которым могла последовать угроза избиения.

В то время как популярность фанка и новой волны нарастала среди масс, панк-рок продолжал жить и процветать в среде продавцов маргиналов музыкальных магазинов, клубной тусы и студентов колледжей. Несмотря на сопротивление массовому вкусу, следующая, вторая панк волна, все же просочилась в города близнецы. Три друга которых объединял шум, исходящий с Восточного побережья, а также Британии, сыграют важную роль в продолжительном и знаковом втором акте.

Больше известный как «Последний город Востока,» Сэйнт Пол c тихими, состоящими из жилых домов улочками и пустующими парковками, стал чистым листом для Грента Харта, Боба Моулда, и Грега Нортона – трех друзей, интересующихся панк-роком, которым было нечего терять.

В своих ранних шоу, в клубах типа Лонгхорн и Севенс Стрит Энтрай, трио сформировало как-бы контркультурный мост между рабочим классом Сэйнт Пола со стороны своего дома и более лояльным к артистам Миннеаполисом, объединяя панков всего спектра, с обоих концов городов близнецов.

В итоге соседние клубы из Миннеаполиса поддержали бешеный рост группы от грязного хардкор панка до новаторских мелодических звуковых искажений. Но вялая рабоче-классовая атмосфера Сейнт Пола с его пригородными пейзажами считала трио детским увлечением. Трио выступало против своей рабоче-классовой культурной апатии, и они нашли поддержку у нетерпеливых до выступлений коллекционеров музыки, инженеров-любителей звукозаписи и первых поклонников. Миннеаполис мог продолжать царствовать как контркультурная столица Миннесоты, но в основе, были Хускер Дю, из Сент Пола, со своей головокружительной отдачей и амбивалентностью к моде.

ИСТОКИ

Грент Харт был самым младшим из пятерых детей родившихся у немецкой лютеранки и крепыша фермера в Южном Сейнт Поле, городе, насчитывавшем около 20 тысяч жителей. Складские районы привлекали большое число европейских иммигрантов в начале 20 века, и оставались важной частью местной экономики до кризиса 2008 года. После того как мать Харта Аннета и его отец Вернон поженились в 1943 году, в поисках работы они перебрались В Южный Сейнт Пол. Вернон был рукастым парнем, воспитываясь под присмотром отца испольщика, особенно преуспев в работах по земельным ремеслам. Позже он закончил рабочие курсы в общеобразовательной системе Южного Сент Пола. Мать Харта Аннета проводила много своего времени воспитывая подрастающих детей и старалась избегать конфликта с Верноном, который по словам Харта все контролировал и был эмоционально неустойчив. Харт рассказывал, «Мой отец был единственным ребенком в семье и не всегда понимал, что он не один на свете.» «Он отдалился от каждого из своих детей. К тому времени как он умер, никто уже не общался с ним.»

На Харта с раннего возраста повлияли его сестра, Вернетта, которая была старше на 12 лет, и крестный Джефри. Оба были художниками и представляли собой вид пригородных единомышленников из Южного Сейнт Пола – что-то от хиппи, рок-н-ролла, аутсайдеров. Коллекция рок-н-ролльных сорокапяток накопленная братьями и сестрами, также усилила его интерес к этой среде, и он постоянно крутил их на семейном проигрывателе.

Он начал заниматься на барабанах в возрасте 10 лет со старшим братом Томом, у которого был свой комплект ударных. Эта парочка разбирала основы игры около восьми месяцев, когда Том погиб в дорожной аварии, ему был всего 21 год. Он работал в экипаже на местной автодороге и мостах, и осматривал бордюры, когда пьяный водитель выскочил из переулка. Он умер почти мгновенно. Харт долго находился в шоке от неожиданного визита местной полиции в этот день. Это был тот момент, когда он, не по своей воле, превратился из беззаботного пинающего футбольный мяч ребенка на дворе, в парня, чей старший брат, герой, нелепо погиб. Боль не утихала.

Опустошенный горем, Харт продолжил заниматься дома на ударной установке своего брата. Для него оказалось естественным подхватить и нести этот факел дальше. После совместного с семьей пения в церковном хоре, он присоединился к школьной группе, начав с самого простого барабана, до того, как к 13 годам у него не появилась нормальная рок-н-ролльная ударная установка. Родители посчитали, что его обучение игре на ударных, и регулярная практика со школьной группой помогали забыть о произошедшем. Они всячески поддерживали его в этом увлечении. «Когда они могли видеть, как я играю на барабанах, то, как бы поддерживали любовь моего погибшего брата, они доверились мне, хотя, возможно, я и не заслуживал этого,» пояснял он. «Как бы долго я не стучал на концертах, на самом деле, я не мог смириться с убийством.»

Вскоре Харт присоединился к кавер группе и обнаружил, что с легкостью мог менять стили игры, от Битлз к польке и до Гавайской музыки. Он отметил, что получил большой опыт играя в группе, потому что ему не требовалось много времени для репетиции. «Я был интересен слушателю», шутил он.

Позже в старшей школе Харт присоединился к джазовому ансамблю, а спустя еще некоторое время сблизился с одноклассниками, поклонниками Лед Зеппелин, ищущих ударника для новой рок-группы. В это время Харт вдохновлялся рок-эрой 50х, поэтому принял приглашение не раздумывая. Его интерес к игре на барабанах привел к еще большему увлечению рок-музыкой и культурой, и Харт обнаружил что постоянно крутит записи дома и бродит по местным музыкальным магазинам, собирая как можно больше пластинок. Когда ему исполнилось 15, он стал регулярно посещать Мелоди Лейн, музыкальный магазин звукозаписи в торговом центре Западного Сейнт Пола, который являлся частью местной сети. Харт часто спрашивал о возможности работать в магазине, но ему отвечали, чтобы приходил, когда исполнится 16. Тебе платили за то, чтобы тусоваться и слушать музыку, о чем еще можно было мечтать, тем более он и не думал ни о чем, кроме как заниматься искусством и музыкой. Харт с нетерпением считал дни до своего шестнадцатилетия, которые ползли как черепаха. Пока он следил за днями, он и не подозревал, что Билл Хаас, сотрудник Мелоди Лейн, убедил менеджера взять на работу своего друга Грега Нортона, вместо него.

Нортон был самым младшим из трех детей выросших в пригороде Мендота Хайтс, и ходил в школу неподалеку от Сибли в Западном Сейнт Поле. Его родители Джо и Дотти познакомились работая в Вашингтоне, округ Колумбия, а позже со своими детьми переезжали в Рок Айленд, Иллинойс, затем Омаху, до тех пор пока не остановились В Мендота Хайтс, когда Нортону исполнилось пять лет. Джо работал в отделе продаж энциклопедии Британника по тематике рыб и дикой природы, а Дотти в Отделе Внутренних дел США. Пара разошлась когда Нортону было 14, и он с матерью остался в семейном доме.

В старших классах, Нортон пристроился в театр Норстар в Сент Поле. Так случилось, что рядом был магазин звукозаписи Трехакровый Лес. До и после его основной работы в кинотеатре, Нортон убирал мусор в этом магазине и там подружился с менеджером Джоном Клеггом, который и стал его музыкальным наставником. Он познакомил Нортона с роком 70х, джазом, экспериментальной и электронной музыкой. На 13й день рождения, мама Нортона отвезла его в музыкальный магазин Торпа, в Сейнт Поле, где он выбрал себе бас-гитару Хэгстрем и комбоусилитель Эпифон. Он вдохновлялся живыми выступлениями Битлз и Манкиз, а также дикими звуками с которыми он столкнулся находясь в Трехакровом Лесе. «Я не совсем помню, когда я захотел стать бас-гитаристом, но я помню, что точно не хотел быть гитаристом. Мне всегда нравился бас. Без шуток, это было мое.» В основном он учился на слух, подолгу играя любимые альбомы, дополняя скудными уроками от соседского мальчишки, который играл в группе. Когда Нортону исполнилось 16 ему купили бас Гибсон Лес Пол, с ним же он и пришел в Хускер Дю. На тот момент бас был случайным интересом, что в общем оказалось и к лучшему. Он считал что, «Если бы у меня был хороший учитель, я бы лучше освоил практические навыки игры».

В старших классах, Нортон подружился с теми кто интересовался контркультурой, подпольным искусством, дизайном и музыкальными исследованиями. Когда он закончил старшие классы, то был зачислен в профессиональную школу поблизости от Рэд Винг, одной из трех школ в стране на то время, которая предлагала программу обучения по сборке гитар. Также он устроился на работу в магазин звукозаписи Мелоди Лейн, что было сравнимо с переворотом в его жизни. Он тусовался со своим старым приятелем Джоном Клеггом, который также получил свое место, будучи другом Билла Хааса, управляющего магазином.

Порой Нортон встречал в магазине новых и совсем необычных друзей. Однажды в перерыве, на фудкорте, он взял себе сэндвич, и тут к нему подошел круглолицый 16 летний Грэнт Харт и обвинил его в том, что он увел у него работу. «Я тогда подумал, кто этот паренек?», смеялся Нортон. «Но когда я осознал, что ему действительно нужна эта работа, я предложил, 'Давай поговирим с моим приятелем Биллом, уверен он что-нибудь придумает.'” И в марте 1978 года, Грент Харта приняли на работу в Мелоди Лейн, при помощи его нового друга, Грега Нортона.

Вскоре их объединили общие вкусы к Рамонс, Патти Смит, Элвису Костелло и Толкин Хэдс. Когда их не было вместе в магазине, они проводили время дома у Нортона в Мендота Хайтс, где его мама, на удивление, спокойно, относилась к шуму и громкой музыке. Она была единственной матерью занятой карьерой, которая не слишком сильно опекала ребенка, в отличие от других родителей. Харт даже перевез ударную установку своего брата в дом Нортона, для общих джемов. Хотя Харт еще не достиг совершеннолетия, они начали играть в местном панк-рок баре Лонгхорн, используя репертуар своих любимчиков Суисайд Коммандос, а также гастролировавших здесь Блонди и Элвиса Костелло. Часто, они спускались в подвал к Нортону поиграть в дартс, покурить травки, побездельничать, слушая свои любимые и новые записи. Тогда, молодым Нортону и Харту, продавцам музыки, было невдомек, что бас Нортона, купленный им в 16 и ударные Харта унаследованные от его погибшего брата, вскоре, приведут их на местную сцену, превратив их в агрессивное и новаторское панк-трио с числом Маха в 10 единиц.

У владельца сети Мелоди Лейн, Ала Брауна, также был небольшой магазинчик под названием Чипо Рекордс, на территории колледжа Макалестера в Сейнт Поле. В связи с тем, что он был частью этой сети, Харт и Нортон часто подменяли других в этом крошечном магазинчике, который мог вместить не больше одного продавца. Проводя там время, они тратили много часов, включая на всю свои любимые записи, в надежде на то что привлекут внимание студентов, которые были более склонны к панк-року нежели типичный покупатель торгового центра.

Когда Харт не расставлял товар и не продавал травку на сторону, он завел привычку выставлять колонки на улицу во время своих смен, врубая любимые записи Рамонс и Пере Убу. Как-то на это обратил внимание первокурсник колледжа, который только недавно переехал в Сейнт Пол из северной части штата Нью-Йорк.

продолжение следует...


автор статьи Эрин Озмон (Erin Osmon), май 2017


перевод Сергея Новикова


Уэльбек. Серотонин.
jake
novserale

Маленькая, белая, овальная, делимая на части таблетка.

Обычно я просыпаюсь в пять, иногда в шесть часов утра, это неизбежность и для меня самый тяжелый период дня. Первым делом запускаю электрическую кофеварку; вечером накануне я заполняю резервуар для воды и вставляю фильтр для кофе (как правило, Малонго, которого все чаще требовал мой организм). Пока не сделаю первый глоток, не закуриваю сигарету, это обязательство, которого я придерживаюсь, каждый день и оно стало моим основным источником гордости (однако, должен признаться, что электрические кофеварки работают очень быстро). Облегчение, что дает мне первая сигарета, быстротечно, да еще и очень вредно для здоровья. Никотин – идеальный наркотик, простой и сильный, который не доставляет радости и напоминает о себе в полной мере отсутствием и последующим прекращением своего же недостатка.

Через несколько минут, после двух трех сигарет, я запиваю таблетку Капторикса четвертью стакана минеральной воды Вольвик.

Мне сорок шесть лет, зовут меня Флоран-Клод Лабруст, я ненавижу свое имя и полагаю, что оно происходит от двух членов моей семьи, которых хотели почтить мой отец и моя мать. Это прискорбно, потому что мне больше не в чем упрекать своих родителей, они были превосходны во всех отношениях и сделали все возможное, чтобы дать мне необходимое оружие для борьбы за последнюю надежду, которую я проиграл, и если моя жизнь закончится в тоске и печали, они здесь ни при чем, скорее череда определенных обстоятельств, которые и обрамляют, по сути, канву этой книги. Да, мне абсолютно не в чем винить своих родителей, кроме этой мелочи, раздражающей, но незначительной, поэтому если предоставляется случай, я пишу только первое имя, а не два целиком, в общем, считая их ошибкой. Флоран звучит слишком мягко, слишком близко к женственной Флоренции в андрогинном смысле. Оно совсем не соответствует моим энергичным чертам лица, даже агрессивным и мужественным в определенных ракурсах (по крайней мере, так считали некоторые женщины) и никоим образом, даже отдаленно, не напоминает лицо боттичеллевского педофила. Что касается, Клода, оно мгновенно заставляет меня подумать о Клодетте. Как только я слышу это имя, мне сразу вспоминается старое ужасное видео Клода Франсуа показанного вечером в цикле передач для педиков.
C административной точки зрения, поменять имя не проблема, в этом нет ничего сложного, но я не хочу связываться с бюрократией, ведь их цель, по максимуму сократить вашу жизненную энергию, когда ее и так не хватает, а скорее и полностью лишить ее. С той же административной точки зрения, в функциональном смысле, самая лучшая бюрократия мертвая бюрократия. Вам достаточно просто заявить новое имя и все готово после нескольких месяцев или даже недель, к этому уже все привыкли, хотя могли бы позвонить и раньше. Процесс, в моем случае, был еще проще, так как мое второе имя, Пьер, идеально соответствовало образу решительности и мужественности, что мне и хотелость показать миру. Но я ничего не делал, позволив себя называть этим отталкивающим именем Флоран-Клод. Самое большее, на что я мог рассчитывать, например, от женщин (конкретно от Камиль и Кейт, о них я еще упомяну), то, что они просто называли меня Флоран. В целом обществу, как и нам все это безралично. Не обращая внимания на эти обстоятельства, я, в очередной раз, доказал о неспособности управлять своей жизнью. Мужественность, чистота и прямолинейность, которые казалось, были характерны для моего французского лица, моих точеных форм, на самом деле, оказались просто насмешкой, не имеющей ко мне никакого отношения. Бог все решил за меня, я оставался  тем, кем был на самом деле, светлокожим и непоследовательным, и к сорока шести годам я так и не смог контролировать свою жизнь, короче, казалось очень правдоподобным, что вторая часть моего существования будет такой же, как и первая, вялой и ведущей к полному распаду.

Первые известные антидепрессанты (сероплекс, прозак) при приеме, повышали уровень серотонина в крови и блокировали нейроны группы 5-HT1. Производство Каптона Д-Л, в начале 2017 года, открыло дорогу новому поколению антидепрессантов, с более простым механизмом действия, поддержаного группой свободного экзоцитоза серотонина и перерабатываясь на уровне слизистой желудочно-кишечного тракта. В конце года на рынке Каптон Д-Л получил название Капторикс. В отличие от антидепрессантов предыдущего поколения, он сразу показал удивительную эффективность, позволив пациентам интегрироваться с беспрецендентной легкостью для сложных жизненных ситуаций в нормальном развитом обществе (гигиена, пониженая социальная активность, мирное сосуществование, обычные административные процессы), во всяком случае, сократились тенденции самоубийств или членовредительства.

Нежелательными побочными эффектами, часто наблюдаемыми при приеме Капторикса, были тошнота, исчезновение полового влечения, импотенция.

Тошнотой я никогда не страдал.


Кривой любительский перевод с испанского Сергея Новикова.


(no subject)
jake
novserale



2015
2014

музыкальная терапия
синкопа
novserale
Когда мне было 13 лет я начал слушать русскую рок-музыку внимательно и долго. Первой и самой любимой группой стал Nautilus Pompilius. В общем на протяжении долгого времени я так и не смог полюбить другую команду, хотя прослушал и увлекался многими. Но это связано с тем, что наша музыка все же очень внутренний местный продукт и распыляться на нее как показало время особо не стоило.
Первые записи этой группы купил на рынке около метро Измайловская, где то в 1994 году. На кассете 90 минут, были записаны альбомы "Титаник" и "Чужая земля". По телевизору, вовсю, крутили клипы "Титаник", "Прогулки по воде" и "На берегу безымянной реки". Бутусов был любимчиком женского пола, что меня тогда напрягало, так как постоянно слышал от друзей - чё ты слушаешь девчачью группу!?.
Чуть позже купил еще один, последний "левый" альбом группы, "Разлука".  Наступала эпоха лицензионных кассет и фирменных компакт-дисков неиздававшихся ранее альбомов русского рока! Золотое время...
Альбом 1992 года "Чужая земля" последний вышедший у группы на "Мелодии". Этой записью Бутусов и компания завершали, пожалуй свой главный и лучший цикл из 3х работ. Ранее выпущенный на той же "Мелодии" "Родившийся в эту ночь" (позже его выпустят в более полной версии на компак-дисках и кассетах как "НАУГАД") и изданный уже году в 1995 саундтрек так и не снятого фильма "Человек без имени". Собственно для меня это и есть самый удачный период в истории группы.
"Чужую землю", насколько мне не изменяет память, начали раскручивать по радио с великолепной "Монгольской степи". По ТВ крутили клипы по прогулкам по воде и на берегу неизвестной реки. Но в итоге эта работа так и не стала популярной именно как альбом. Здесь, возможно, еще сказались проблемы с записью, были потеряны барабаны и пришлось записывать на студийных электрических, что безусловно сказалось на атмосфере альбома.
Более того, мотив одной из самых популярных песен группы "На берегу безымянной реки" очень похож на песню группы STYX Boat on the river.
Итак пластинка выпущенная "Мелодией" мне досталась почти новая. Прослушивая ее в наушниках, все таки заметил небольшую разницу, в сравнении с фирменным компактом. Вроде как для издания на диске, использовали уже другой вариант записи.
Тираж пластинки 20000 тысяч.
Издатель Мелодия Русский Диск.


np

A04189_3_enl

Велопокатушки
jake
novserale
а кто составит компанию на ближайшие майские праздники на веле из Серпухова в Ступино ближе к Оке?..
это юг, там уже должно быть все сухо и прекрасно!


VYNIL
jake
novserale
Февраль 1981 года.
Группа Назарет выпускает очередной коммерческий альбом. Ничего особенного.
Но какая обложка и конечно время выхода. Не знаю почему, но я стал заморачиваться на вещи выпущенные в год моего рождения.
Недавно захотел купить э дю тюалет (то есть парфюм), выбор к сожалению или счастью пал на Шанель Антэй. В итоге уже дома я выясняю, что он был выпущен Жаном Польжем в 81 году ХХ века.
В общем, этот винил зелёный, неплохого качества с бонусами в виде 2-й пластинки. На одной стороне бонусов немецкий вариант Morning Dew и песня Crazy. Сторона D представлена 4мя хорошо отполированными концертными песнями.
Ну и самый известный хит с этого альбома Лет ми би ё лидэ... =)


36166488

P.S.: моя тангенциальная пепяка отказалась читать эту пластинку (повторюсь винил цветной-зелёный). в общем онкио похоже просто не видел начало пластинки и думал, что это 7ка. Пришлось вырезать из чёрной бумаги круг. Вот теперь думаю, весь ли цветной винил теперь будет так...

Paksi Atomerőmű
jake
novserale

paks-atomeromu-(1)

paks-atomeromu-_2(1)

paks-atomeromu-_3(1)

VYNIL
jake
novserale
Если вы устали от ансамбля PINK FLOYD, можно переходить на Emerson, Lake & Palmer. Да, тот самый ЭМЕРСОН ЛЁГ и ПОМЕР! #)
Первые пять альбомов можно слушать не боясь...
Обложка последнего "гиганта" группы Brain Salad Surgery.


ELP_-_Brain_Salad_Surgery

Мне досталось очень плохое издание конторы RAZOR & TIE 2013 года. Не берите!

VINYL
синкопа
novserale
Для того, чтобы "Начальник Камчатки" становился год от года лучше и лучше, группе "КИНО" потребовалось записать ещё несколько альбомов...

MR12017LPp